✉️ mail@copyrus.org
+7 (495) 921-2231    Контактная информация Обратный звонок
Вход Регистрация
Депонирование произведений и регистрация авторских прав Депонирование произведений и регистрация авторских прав
Депонирование произведений и регистрация авторских прав
Коллективное управление правами помогает авторам и издателям Коллективное управление правами помогает авторам и издателям
Коллективное управление правами помогает авторам и издателям
Лицензирование копирования, зачем это нужно Лицензирование копирования, зачем это нужно
Лицензирование копирования, зачем это нужно
Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение
Поставьте “Все права защищены”, когда зарегистрируете произведение
Легальное цифровое копирование возможно Легальное цифровое копирование возможно
Легальное цифровое копирование возможно
Авторские права в библиотеках и образовании Авторские права в библиотеках и образовании
Авторские права в библиотеках и образовании
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
Главная » Новости партнеров » Будут ли изменения системы обязательного экземпляра документов

Будут ли изменения системы обязательного экземпляра документов

 

Сохранение культурного наследия, выраженного в форме литературных произведений представляется актуальным. На эффективное решение этой задачи направлено реформирование законодательства об обязательном экземпляре документов, подразумевающее сокращение подачи печатных обязательных экземпляров и введение электронных.

Эксперты обсудили ряд актуальных вопросов, связанных с количеством предоставляемых экземпляров, и, как следствие, библиотек-получателей обязательного экземпляра книг, технологией и форматами предоставляемых обязательных электронных экземпляров, обеспечением охраны произведений от незаконного копирования и распространения в цифровой среде.

Александр Воропаев, Роспечать РФ

 Тема реформирования системы обязательного экземпляра существует достаточно давно, дискуссии ведутся на страницах профильных журналов, в Интернете, в профессиональной среде. Стало уже традицией обсуждать данный вопрос на книжных ярмарках.

Несколько лет тому назад появилось мнение отрасли о том, что существующая практика, когда печатные экземпляры в соответствии с ФЗ-77 направляются в Российскую Книжную Палату (РКП)  и далее по получателям, устарела: для издательств это накладно, ряд издателей считает, что дорогие книги продать тяжело, а книги малых тиражей весьма дорого посылать в качестве обязательного экземпляра. Но поскольку библиотеки нельзя лишать обязательного экземпляра совсем, появилась идея заменить их электронными. Были различные варианты того, сколько печатных обязательных экземпляров останется: девять, шесть, три. Окончательная цифра пока не названа, и здесь порой резко расходятся позиции библиотек и издателей. Библиотеки выступают категорически против сокращения, а издатели говорят о том, что достаточно трёх.

В конце прошлого года произошло эпохальное событие. 9 декабря вышел Указ Президента о ликвидации РКП, и Книжная палата вошла в состав «ИТАР-ТАСС». Это, конечно, повлияло на настроения на рынке: кто-то стал сомневаться, нужно ли теперь отправлять обязательные экземпляры в РКП. Представители РКП утверждают, что всё обстоит по-прежнему, количество не меняется. Активным игроком на этом поле является библиотечное сообщество.

 Александр Самарин, заместитель гендиректора по библиотечной работе РГБ

Сегодня мы находимся на перепутье, и я считаю, что имеет смысл говорить о том проекте закона, который уже разработан. Основные параметры этого закона состоят в том, что на производителей печатной продукции возлагается дополнительная функция изготовления электронной копии. Параметры этой электронной копи законом пока не определены. Также речь идёт о сокращении предоставляемых печатных обязательных экземпляров, и в опубликованном варианте их шесть. Это, конечно, лучше, чем три, но хуже, чем 16.

Считаю, что введение электронной копии – это очень правильное и прогрессивное решение. Электронный обязательный экземпляр расширяет потенциальные возможности библиотек, однако не отменяет авторское право, поэтому здесь возникает целый ряд вопросов.

Хотелось бы обратить внимание на несколько важных для библиотек моментов. При всех радужных перспективах этого закона не хотелось бы, чтобы оказалось так, что мы ушли от одной системы, а к другой не пришли. Если говорить объективно, законодательство и система обязательного экземпляра худо-бедно работали и работают до сих пор, обеспечивая комплектование крупнейших библиотек. В прошлом году исполнилось 230 лет с того момента, как обязательный экземпляр впервые появился на законодательном уровне. Нынешний закон существует уже 20 лет. Это не такие маленькие сроки, и можно говорить о том, что система сложилась, и она работает. Кстати, количество обязательных экземпляров было разным, и 16 – это та цифра, которая устоялась в последние десятилетия.  В советское время был период, когда количество бесплатных обязательных экземпляров доходило до 50.

Одна из основных проблем законодательства сегодня, которая с принятием новой версии только усугубится, это исполнение закона. На мой взгляд, недальновидно, когда существуют поправки, которые говорят об электронной копии, уменьшении количества печатных экземпляров, но не затрагивают ответственности за недоставку обязательного экземпляра. На сегодняшний день степень невыполнения закона об обязательном экземпляре достаточно высокая, по разным оценкам от 20 до 30%. Российская государственная библиотека (РГБ) регулярно сталкивается с ситуацией, когда мы получаем из других источников информацию об изданиях, которые через систему обязательного экземпляра не поступили. При этом очень часто в случае многотомных, продолжающихся изданий третий, пятый, восьмой тома есть, а остальных нет. Тем не менее сегодня субъектом, отправляющим книги, является типография. То есть если даже издатель, а у нас издательская деятельность не лицензируется, не знает об этом законе, типография его будет исполнять. Когда же мы возлагаем необходимость создания обязательной электронной копии на самого издателя, процент недопоставки, безусловно, вырастет.

Вторая проблема – уменьшение количества обязательных экземпляров. Эта ситуация, на мой взгляд, сильно ударит по библиотечному сообществу, так как сразу уменьшится комплектование библиотек, и на очень большую сумму. Речь идёт о сотнях миллионов рублей, вопрос в  том, готов ли бюджет возместить это библиотекам. Но это, на мой взгляд, даже не самая главная проблема: когда издатели говорят об упущенной выгоде, убытках, которые они несут, нужно понимать, что издательская сфера очень большая и разнообразная. И в этой системе есть значительный сегмент издательств, не ориентированных на то, чтобы продавать свою продукцию – например, тезисы конференций. А в любой библиотеке таких материалов масса. Издания научных институтов, музеев, архивов и т.д., которые изначально не предназначены для продажи, могут оказаться просто отсечёнными от библиотек.

Двигаться в этом направлении, наверное, нужно. Как рамочный законопроект неплохой, но необходимо подумать о том, чтобы на какой-то период ввести его как пилотный, так как технология доставки электронного обязательного экземпляра не только не отработана, но даже не разработана на сегодняшний день. На переходный период было бы крайне желательно сохранить в полном объёме печатный экземпляр, имеющийся на сегодняшний день. Тогда был бы обеспечен плавный переход от одной системы к другой.

  Ирина Эйдемиллер, Российская библиотечная ассоциация (РБА)

На сегодняшний день развиваются две модели, которые предлагают решение данной проблемы. Первая выражена в законопроекте Минкультуры России, сейчас закончилось его общественное обсуждение на общеправительственном портале. Всего было получено три отзыва, в том числе и наш. Хотелось бы более чётко обозначить эти две позиции. В законопроекте Минкультуры предполагается, что три электронных обязательных экземпляров на материальных носителях будут доставляться непосредственно в адрес трёх национальных библиотек: РГБ, РНБ и Президентской библиотеки им. Б.Н. Ельцина. Это весь поток, всё, что издаётся, включая 120 тыс. наименований книг и все печатные издания – 47 тыс. журналов, 175 тыс. ежедневных и еженедельных выпусков газет. Получается, что общий объём того, что этот законопроект прописывает, – порядка 2 млн единиц. Мы сделали расчёт, во что такая нагрузка обойдётся Российской национальной библиотеке (РНБ). Мы будем получать примерно 5 тыс. электронных единиц в день. Это значит, что мы будем вынуждены увеличить штат, во всяком случае создать специальную службу контроля. Все эти материалы будут поступать на материальных носителях: CD, флешках, жёстких дисках. Естественно, что библиотека должна содержать целый парк программно-аппаратных средств, создать специальное хранилище для этих носителей с климат-контролем. Кроме того, нам будет необходимо проводить регулярную верификацию, насколько материалы будут читаться. Здесь мы сталкиваемся с проблемой: мало того, что эти носители устаревают и не читаются через три года, они ещё являются особо ценным движимым имуществом, которое нельзя списать. Помимо этого, есть специальный закон, который регулирует особые правила списания носителей с содержанием драгоценных и иных материалов. Если библиотека попытается списать хотя бы 1000 флешек или дисков из своих фондов, это обойдётся очень дорого. А для того чтобы использовать эти материалы, нужно будет сделать страховые динамические электронные копии, создать специальную систему их хранения, и только закупка оборудования для этого хранилища обойдётся в 45 млн рублей.

На наш взгляд, это очень непродуманный шаг, ни в коем случае эту систему нельзя выстраивать на материальных носителях, должна быть предложена другая модель. Кроме того, нельзя в одно и то же время сокращать количество печатных обязательных экземпляров, потому что это приведёт к необратимым последствиям. Не нужно рассматривать библиотечное сообщество как ретроградов, которые не понимают, что происходит вокруг, куда движется общество. Мы понимаем, что постепенно всё станет электронным. Но необходимо поэтапное реформирование, пилотный проект. Мы предлагали Минкультуры перераспределить 16 печатных обязательных экземпляров с учётом их профиля. За счёт этого можно оптимизировать систему, снизить нагрузку на издателей. А затем мы предлагаем совершенно другую модель, которая будет работать.

На наш взгляд, должен быть единый защищённый центр. Нельзя разделять печатные и электронные потоки: если, минуя РКП, этот поток пойдёт в три национальные библиотеки, а каждая из них с каждым издателем будет выяснять отношения, это будет хаос, риск потери контента и, в итоге, национального достояния. Необходим защищённый центр доступа на базе РКП, в который издательства направляют всё. Каждый издатель и каждая библиотека-получатель должны иметь свой доступ (пароль и логин) и в личном кабинете подтверждать свои права и то, что копия является легитимной и достоверной. Статья 1275 ГК РФ прописывает одинаковые права для библиотек – получателей ОЭ и для архивов. В данном случае РКП является архивом национальной печати, поэтому она имеет право создать такой центр и делать такие копии.

В Великобритании система обязательного экземпляра выстраивалась годами, и это происходило в диалоге с издателями. Для того чтобы закон работал, чтобы система не обрушилась, чтобы издатели были заинтересованы, нужно найти разумный компромисс. А интерес у них может возникнуть, когда можно будет оперативно размещать информацию о том, что поступило за неделю, месяц и т.д., точно так же, как это делается в Нидерландах, где информация о том, что поступило по обязательному экземпляру, размещается в течение недели. Реформа должна быть очень взвешенной и грамотной.

Существует опрос издателей, проведённый Правовым бюро «Омега», но в нём приняли участие всего 16 издателей. Это нерепрезентативная выборка из 6 тыс. существующих издателей, и результаты исследования не могут претендовать на мнение всего профессионального сообщества, поэтому РБА планирует на своём сайте провести анкетирование издателей и библиотек и продолжать вырабатывать единую позицию по реформированию системы обязательного экземпляра.